Многие родители с волнением ждут наступления подросткового периода в жизни их

детей. Покладистый и нежный ребенок вдруг становится угловатым, колючим, и всем своим
видом и действиями показывает протест против окружающего мира. Такое поведение
вызывает непонимание, и нередко — обиду у взрослых, которые всячески стараются образумить
подростка, вызывая еще большее его сопротивление. Некоторые родители начинают сетовать,
что они разбаловали ребенка и он не ценит родительского вклада, видят причину его
строптивости в злоупотреблении гаджетами или в плохой компании сверстников.

 

Это, безусловно, непростое время для родителей отрока, но так ли легко и безмятежно проживают
этот период подростки?


Начиная с 11 лет организм человека начинает подвергаться гормональным изменениям:
тело меняется, начинают появляться вторичные половые признаки, и эти физиологические
перестройки неизбежно находят свое отражение в психологических особенностях.
Эмоциональная жизнь ребенка становится окрашена контрастами и резкими колебаниями
настроения. Он становится болезненно чувствителен к мнению окружающих, но в то же время
будто бы проверяет на прочность близких, провоцируя с ними конфликты. Стеснительность и
стыдливость сменяется провокационным поведением, ранимость - самонадеянностью и
показным равнодушием.


С одной стороны, изменения в жизни подростка толкают его на первую ступень
взрослости, с которой он и заявляет о себе. А с другой стороны — он ощущает, что еще не
способен в полной мере быть взрослым и нести ответственность за свою жизнь.

 

Чтобы найти себя, сформироваться как индивидуальность, он вынужден отказаться от родительских ценностей и идеалов. 

В будущем это позволит ему развить свою идентичность, но пока новые
смыслы не найдены, ощущение бессмысленности жизни и отсутствия опор делает его как
никогда уязвимым.

 

В этом и состоит драма подросткового возраста.


Франсуаза Дольто, детский психоаналитик, сравнивает подростков с меняющими
панцирь лангустами: они прячутся в расщелины скал на время, нужное для образования нового
панциря, который сможет их защитить. Но если в этот момент, когда они так уязвимы, на них
кто-то нападает и ранит их, рана эта сохранится навсегда — панцирь лишь скроет шрамы, но не
залечит раны.


Так под панцирем резкости и самоуверенности подростков скрывается ранимый и
нежный уже не ребенок, но еще и не взрослый. Ему нужно время, чтоб укрепить себя изнутри,
и поддержка, которую он находит в кругу сверстников. Прошло то время, когда ребенок
мечтал стать таким же, как отец и мать — теперь подросток ищет ответ на вопрос «‎кто я?»‎ среди
друзей и кумиров. Родители же могут чувствовать себя отвергнутыми — в их советах более нет
нужды, дочь или сын не желают делиться сокровенным, возникает ощущение пропасти с
ребенком. Они все еще воспринимают его, как того малыша, которым он был совсем недавно,
видя свою задачу в том, чтобы «исправить поломку»‎, вернуть все, как было. 

Но давление в этот период на подростка, игнорирование его границ и потребности в личном пространстве может либо спровоцировать еще большее сопротивление, либо подавить его только формирующуюся идентичность. 

В последнем случае мы можем наблюдать послушных детей, не доставляющих

неудобства своим близким, но имеющих сложности с принятием ответственности, не умеющих
отстоять свои границы — людей, которые даже во взрослом возрасте остаются «большими
детьми», не отделившимися от своих родителей.

 

Сепарация родителей и ребенка — это всегда болезненный процесс.

 

И ребенок справляется с этой задачей посредством агрессии. Можно представить себе прут, изогнутый в
одну сторону. И, чтобы выровнять его, нужно приложить усилия, выгнув его в другую
сторону. Так и подросток вынужден «перегибать палку», обескураживая родных своими
беспричинными вспышками гнева и агрессивными выпадами в их сторону. Не удивительно,
что родителю в такие моменты невероятно сложно самому оставаться устойчивым взрослым,
но стоит помнить, что как раз высокий уровень конфликтности подростка в это время может
указывать на его глубокую привязанность к родным.


Жан-Жак Руссо называл пору отрочества «вторым рождением». На заре своей жизни, в
родах, ребёнок должен физически отделиться от матери, чтобы начать существовать. В
пубертате же подросток отделяется символически, для того чтоб родиться как человек со
своим собственным видением жизни, желаниями и ценностями.


В это время перед родителями стоит непростая задача найти в себе силы выдержать
возрастные эмоциональные бури и суметь поддержать подростка в такую сложную для него
пору «умирания детства». Быть способными выдержать тонкую грань — уважая его
пространство и интересы, но не позволяя нарушать собственные границы.

Так что же делать родителю, чтобы оставаться тем взрослым, в котором нуждается
подросток? Как поддержать ребёнка в поиске себя, не потакая при этом обесценивающему
отношению с его стороны? Как помочь ему справиться с внутренними противоречиями и
преодолеть сложности, возникающие в его социальной жизни?

 

На курсе “РОДИТЕЛЬСТВО ПО ДОЛЬТО: НА СТОРОНЕ ПОДРОСТКА”, который
стартует в октябре, мы детально разберем, что происходит с детьми в переходной период, и как
себя вести родителям, чтобы поддержать подростка в этот непростой период и достичь
взаимопонимания. 

Подробнее о курсе